Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Вкус жизни


/

Сложилось так, что мои знакомые чаще всего едут "на моречко" греться или в евротур на Эйфелеву башню смотреть. Так что, когда знакомый фотограф Алла Шилец собралась на месяц в Индию – и не фотографии делать даже, а медитировать, – я серьезно этим заинтересовалась и дождаться не могла, когда она вернется.

Алла вернулась и рассказала − и про медитацию, и про местную гигиену, и про платья за два доллар, и даже... про индусов-трансвеститов.

В материале не будет фотографий из страны, т.к. частью практики героини был отказ от съемки  

- Алла, когда и почему захотела в Индию, страну для нас довольно экзотическую?

– Знаешь, для моего окружения Индия никогда не была экзотикой: все либо съездили, либо собираются, либо, как в том анекдоте: – Опять хочу в Париж! – Уже был? – Уже хотел. (Смеется.)

Особенно люди стремятся уехать в Индию зимой – кто на месяц, а кто на все три, если работа позволяет. Даже без всяких там духовных поисков, приятно же зимой не носить пуховик и не прогревать машину, верно? А в Индии тепло, дешево и, понятно, "жуй кокосы, ешь бананы" круглый год. (Улыбается.)

Я как человек, интересующийся эзотерикой и психологией, в Индию захотела давно – года четыре назад, когда узнала о том, что такое медитация. Мистическая аура меня привлекала! Но потом посмотрела фильм "Миллионер из трущоб" и как-то остыла – была очень впечатлена сценой ныряния мальчика в туалет. (Смеется.)

Однако среди моих знакомых стали появляться люди, которые уже съездили в Индию, и, надо же, рассказов о туалетах никто не привозил, а тот самый мистический ореол, которого я так ждала, – да. А еще волшебные для меня слова "ашрам" и "медитация".

И вот, этой осенью случился инсайт: я поняла, что в Индию мне нужно срочно. Срочно не получилось, но уже в конце января я летела туда. Из нашего января – в +30.

- И насколько та Индия, которая тебя встретила, отличалась от той, которую ты себе представляла?

– Ну, Индия, которая меня встретила, была все же Индией "Миллионера из трущоб". Из туалета, правда, никто не выныривал, но туалет был повсюду…

И, казалось бы, аэропорт – цивильная зона. Но цивильность не распространялась дальше трех шагов. Выходишь из аэропорта в четыре утра – и видишь, как индусы просыпаются и вылезают из картонных коробок, в которых спали…

Но тут же видишь женщин, которые в красивых сари идут на работу… Представляешь, женщина-строитель в длинном индийском сари, босая, и с вазой песка на голове? Идет, будто плывет, медленно ссыпает песок, и так же неторопливо возвращается в исходную точку. Между этой индуской и нашим строителем, в униформе и каске, разница, конечно, разительная.

А для Индии строить в красивом платье – это нормально. Я бы даже сказала, в этом вся Индия. Мое первое впечатление о ней как о стране контрастов впоследствии оказалось верным.

- Местные жители ментально сильно отличаются от наших людей?

– Знаешь, самое яркое, что мне запомнилось, это их привычка на все спокойно и размеренно отвечать: "Okay, okay…". Причем на любой вопрос! В независимости от того, знают они на него ответ или нет. Ты даже не можешь понять, что они имеют в виду: "да/нет", "посмотрим", "мне жарко". "Оkay, okay" – и впадают в состояние, близкое к медитативному.

Зато никуда не спешат и не вступают в ненужные споры… У них нет четких рамок. Ценно, как мне кажется. Я по крайней мере это "оkay, okay" в свой личный словарик забрала. (Улыбается.)

– Расскажи, где ты жила?

– Я жила при ашраме. Это совместное поселение людей, цель которых – духовные практики: открывать себя, смотреть внутрь, узнавать свою душу…

Вместе со мной, на момент приезда, в ашраме находились представители более чем тридцати стран мира.

Это было красивое, чистое место, с водой, которую можно пить из-под крана, что для Индии редкость, и острой, но вкусной и бесплатной едой. А еще с пальмами, цветами, аккуратными дорожками, по которым можно ходить босиком.

И, помним важность этого вопроса, там было 3 этажа с туалетами и душевыми кабинами, чтобы все уж наверняка смогли позволить себе подобное благо. (Улыбается.)

- А каким был твой распорядок дня?

– Вставали мы в 4 утра (в Беларуси около 2 часов ночи), а ложились в 9 вечера, чтобы выспаться.

Утро начиналось со своей, личной, медитации на рассвете, после была медитация общая. Кто читал книгу "Есть. Молиться. Любить" или хотя бы смотрел фильм, примерно понимает, о чем речь. Я делала то же, что Джулия Робертс в том фильме, только мантры не читала – молчала. Хочу уточнить, что ни к какому сектантству подобные практики отношения не имеют – это философия.

После медитаций был завтрак – рис с острой подливой из овощей. И чай на молоке – тоже острый. Это особенность местной кухни – после трапезы ты всегда огнедышащий дракон! Но я благодарна индийской кухне хотя бы за то, что она не отвлекала меня на себя, не мешала духовным практикам. Что, по правде, не мешало чувствовать себя на вершине блаженства, когда вырвалась в город и заказала капучино с шоколадным брауни. (Смеется.)

В общем, после завтрака снова была общая медитация. А потом уже отводилось свободное время. Но свободное оно относительно: есть множество дополнительных задач, например, одна из них – вести дневник. Предполагается, что это помогает раскрывать те сокровенные чувства, которые ты не можешь выразить вслух – только на бумаге.

Что касается общения, иногда его было даже больше, чем хотелось, – все-таки русскоговорящие люди очень активны в коммуникации… Хочешь подумать, почитать, просто прогуляться в одиночестве – не тут-то было.

- Джулия Робертс в фильме плакала частенько, ей трудно там было. А тебе?

– А мне нет. Я в какой-то абсолютной благости находилась. У меня была такая социально активная позиция здесь, в Беларуси, столько работы, людей, что когда я приехала в Индию и поняла: здесь от меня ничего не ждут – наступило счастье.

– Ты со своим внешним обликом сильно выбивалась из толпы?

– Да, наша одежда для Индии совсем не подходит, нужно покупать местную, новую. Казалось бы, что проще – джинсы и майка. Но для жителей Индии этот силуэт является подчеркнуто-женственным, что не есть хорошо. Поэтому мы все одевались в длинные струящиеся платья – нога должна быть закрыта до косточки – и накрывали плечи и зону декольте шалью.

С другой стороны – чем плохо встречать зимний рассвет в красивом платье? Ничем. (Улыбается.)

- Как вообще обстоят в Индии дела сейчас с женской свободой? Помнится, раньше жену вместе с мужем умершим сжигали…

– Да, это перестали делать лишь в тридцатых годах, как мне рассказывали сами индусы… Но по факту я встретила в Индии достаточно продвинутых и европеизированных женщин, хотя, признаю, что это лишь определенный социальный слой. Они крепко держатся за свои традиции, но не выглядят при этом затравленными и ущемленными. В каком-то плане я бы даже сказала, что женщины в Индии находятся в более спокойном и стабильном психологическом состоянии, нежели белоруски.

Но повторюсь: это я встретила там таких людей. А в Индии все что угодно можно найти… Трансвеститов, например.

- Да ладно, Алла… Трансвеститы в Индии – это как?

– Определенная социальная прослойка. Так называемый третий пол. Ее составляют мужчины, которые называют себя детьми Шивы, индуистского двуполого божества. Ну, и себя они, соответственно, считают гермафродитами. Не знаю, делают ли они что-то со своим телом, но предполагаю, что да… Они надевают женские одежды и ходят по улицам группами 5-6 человек, прося деньги… На которые они, по их мнению, имеют право, поскольку осознали себя особыми, благословленными… Кроме того, говорят, они оказывают мужчинам сексуальные услуги.

Чего не видела, того не видела, слава Богу, но как в принципе выглядит группа мужчин в женских сари, врывающихся в общественные заведения, когда ты вообще не понимаешь, в чем дело, словами не передать.

Кроме того, по неясным причинам гермафродитами себя обычно считают не невзрачные низкорослые юноши, а двухметровые широкоплечие мужчины с басовитыми голосами, что при столкновении производит дополнительное впечатление.

- Что еще кроме трансвеститов произвело на тебя в Индии неизгладимое впечатление?

– Например, океан. Невероятные эмоции охватывают, когда ты рядом с ним: чувствуешь себя таким маленьким-маленьким и одновременно вечным что ли… Понимаешь бренность своего тела и вместе с тем – то, что ты тоже часть огромного целого… Очень двойственное чувство.

Но пока ты в эстетических переживаниях воссоединяешься со стихией, происходит следующее: два мальчика, наигравшись рядом на берегу, заходят в океан и справляют там нужду.

В общем, как понимаешь, искупаться мне не пришлось.

Хотя сами индусы тоже редко купаются – не умеют плавать в большинстве своем! Даже рыбаки, которые каждый день уходят в океан, все оставляют на волю Бога – мол, "окей, окей". (Смеется.)

- В Индии сосуществует множество религий. Какие проявления это находит в их жизни?

– Индусы действительно очень религиозны. Там куча верований и сект, в каждой аптеке – Ганеша, курение… Но у меня сложилось впечатление, что все это существует на уровне ритуалов. Настоящего погружения, как мне показалось, не происходит. Так что религиозность – да, она есть, а вот духовность – как знать… Хотя, если считать, что духовность – это принятие всего таким, какое оно есть, то в Индии с этим дело явно обстоит лучше, чем у нас.

– Скажи, наравне с бедняками богатые люди в Индии есть?

– Да, Индия – это ведь смешение всего. Большие храмы рядом с мусоркой, рикши и таксисты, кто-то спит на улице, кто-то молится, кто-то ест, а кто-то уже моет посуду прямо на дороге – живет где-то рядом, ему удобно… На улицах – нищие, которые калечат детей, чтобы те просили милостыню. Там же – реклама пятого айфона. И есть те, кто эти айфоны покупает, а вместе с ними – BMW последней модели. Ездят потом на своих BMW, а на обочинах коровы лежат, отдыхают… (Смеется.)

- Кстати, коровы! Их действительно по–прежнему почитают в Индии?

– Очень медитативные там коровы, спокойные!

Что, конечно, обусловлено отношением к ним. Такого уж почитания я не наблюдала, но то, что коров, которые перестали давать молоко, отпускают на волю и те спокойно существуют, ходят по улицам, греются на солнышке – это факт. Мне кажется, подобное отношение к другому существу, полное принятие его права на жизнь – очень значимая черта, которая многое о нации в целом говорит…

- Есть те, кому противопоказано, и те, кому обязательно нужно в Индию?

– Тех, кому противопоказано, нет. Только сердце свое надо слушать, если зовет – поезжайте. А ехать обязательно надо творческим – вдохновляться, находить себя духовно. Девушкам, которые хотят свое будущее узнать, тоже можно съездить – что-что, а предсказания местных гадалок сбываются. Да и просто лентяи, у которых есть деньги, поезжайте в Индию! (Улыбается.)

- А дорого съездить?

– Билеты стоят от 300 до 1000 евро – туда-назад. Все зависит от того, какого комфорта и надежности ты требуешь от поездки. В самой стране все очень дешево: платья стоят от двух долларов до тридцати, фрукты, большой пакет на весь день, – три-четыре доллара… Правда, я туда не за фруктами ехала и не за платьями…

- Пришла к тому эмоциональному состоянию, которого хотела?

– Из того, чего я ожидала, ничего не случилось. Но случилось другое, гораздо более чудесное. Так что ничего не ожидайте, но знайте: каждого, кто поедет в Индию, ждет чудо – свое, личное, в сердце. Это я точно говорю.

Подробнее о том, как и с какой суммой можно путешествовать по Индии, читайте в материале: Перелетные белорусы. Сколько стоит перезимовать в Индии

 

 

Нужные услуги в нужный момент
-30%
-25%
-20%
-27%
-40%
-30%
-40%
-20%
-10%
-20%