Карьера
Делай тело
Отношения
Стиль
Звезды
Вдохновение
Еда
Анонсы

Тесты
Сонник
Гадание онлайн
Дневник веса
реклама
реклама
реклама

Вкус жизни


/

Дорогие читатели, в предпраздничные и праздничные дни мы предлагаем вам вспомнить лучшие материалы LADY в уходящем году. Приятного вам неспешного чтения.

Из всего 170-тысячного населения белорусского города Барановичи она, бесспорно, одна такая. Алевтина Фальковски не выходит из дому без экстравагантного макияжа, обуви на 20-сантиметровой причудливо изогнутой платформе и какого-нибудь эпатажного одеяния вроде шипованных лифчиков или легинсов с изображением человеческих костей.

Синие волосы, тоннели в ушах, черные острые ногти-когти, пирсинг и обилие татуировок довершают картину. Что девушка хочет донести миру через этот образ, не мешает ли он ей в карьере и личной жизни, и какой была самая неожиданная реакция прохожих на ее внешний вид – в интервью с Алевтиной.

Впервые я увидела эту девушку случайно, когда ехала по делам в общественном транспорте. В автобусе было как-то непривычно тихо, и ошеломленные взгляды шушукающихся пассажиров были устремлены строго в одном направлении. "Что ж такое-то?" – подумала я, и тут увидела ее. Как будто не замечая произведенного ею эффекта взорвавшейся в этом маленьком замкнутом пространстве бомбы, синеволосая девушка, поражающая воображение всем своим видом от пяток до макушки, как ни в чем не бывало болтала по телефону и жаловалась кому-то на то, что вообще-то на работу опаздывает. После этих слов женщина рядом тихо крякнула и зашептала: "Она еще и работает!.." А наделавшая шуму барышня спрятала телефон в сумочку с ручкой в виде кастета, встала, прищелкнув умопомрачительной платформой туфель в стразах и шипах, и удалилась восвояси на следующей остановке. Едущие в автобусе не могли прийти в себя еще добрых минут семь, а я подумала, что эту необычную и смелую девушку обязательно нужно потом разыскать и написать о ней. Не прошло и полгода, как это случилось.

***

Мы сидим с Алевтиной Фальковски в кафе. Сейчас у нее бирюзовые волосы и бирюзовые же линзы – в тон. На груди, у самых ключиц, татуировка крупными буквами: "Devil in the flesh XD" – то есть "Дьявол во плоти" и интернетовский значок, обозначающий гомерический хохот, или пресловутое "ржунимагу". С этого и начинаем:

– Алевтина, надпись у вас на груди, прямо скажем, весьма провокационна. Расскажите, как вы решились сделать такую, и зачем?

– "Дьявол во плоти" – это собирательный образ того, что думают обо мне (а точнее, о моем внешнем виде) люди. А смеющийся смайлик в конце – это я, с улыбкой до ушей, подразумевающей вопрос: "Вы серьезно?!"

Нет, я никакая не сатанистка, не состою в сектах и не поклоняюсь темным силам, но обо мне так упорно думают все кому не лень. А мне просто нравится такой стиль в одежде, такой цвет волос и такие татуировки! Чисто с эстетической точки зрения. Такой у меня вкус и такое мировоззрение, да. Кстати, у меня еще вампиры и дьяволицы на руке и на шее…

– А кто же, в таком случае, для вас – своего рода икона стиля?

– Однозначно, Джеффри Стар. Это известный американский певец, модель, стилист и визажист, который прославился во многом благодаря еще и своей эпатажной, андрогинной внешности.

Джеффри Стар
Джеффри Стар

Меня вообще привлекают андрогины – люди, как будто лишенные определенных половых признаков. Те, кого можно принять и за девушку, и за парня.

Джеффри Стар и фотоэтюд Алевтины в том же стиле
Джеффри Стар и фотоэтюд Алевтины в том же стиле

– Нередко люди, чья внешность эпатирует окружающих, пережили в детстве какой-либо сильный стресс, душевную травму. И корни их провокационного стиля и поведения психологи видят именно в этом. Тот же Джеффри Стар рано лишился отца и рос фактически без матери, которая была моделью и постоянно разъезжала по съемкам…

– Может быть. Но в моем случае ничего такого не было. Я просто, сколько себя помню, всегда жила в своем собственном мире, сама по себе. С самого детства у меня был нестандартный взгляд на вещи и странные, по мнению окружающих, вкусы. Уже в школе я надела свои первые туфли на здоровенной платформе, лаковую куртку, короткую юбку и выкрасила волосы в ярко-красный цвет. Чуть позже, когда я уже осваивала в колледже юриспруденцию (это было совсем не мое, но родители настояли на том, чтобы на всякий случай я получила какую-нибудь более или менее серьезную специальность), у меня начался панковский период (мне до сих пор нравится исключительно музыка в стиле хардкор). У меня было пробито пирсингом все лицо: губы – по три дырки сверху и снизу, язык, нос, брови…

Именно тогда я начала носить немыслимые ирокезы, красила волосы в кислотно-рыжий, черный, "леопард", заплетала косички с вплетенными в них черепами, выбривала голову по бокам... Потом пошли татуировки, о которых я уже рассказала. Недавно добавился еще и большой портрет моего любимого Джеффри Стара на бедре.

Три года назад я начала делать тоннели в ушах. На данный момент они три сантиметра в диаметре, но я хочу больше. Что еще? Ногти всегда черные, синие или металлик, очень длинные и острые, макияж – "смоки айз" или какой-нибудь яркий. Черную, синюю или фиолетовую помаду тоже люблю.

– Как относятся к вашему необычному имиджу родные?

– Родители никогда мне ничего не запрещали, а наоборот – всегда поддерживали во всех моих начинаниях. Папа, например, когда я была еще школьницей, привозил какие-то нестандартные вещи из поездок в Польшу. Он у меня музыкант по профессии, и сам по молодости был достаточно отвязным, волосы длинные носил.

Мама тоже никогда не пыталась перекраивать мою пацанскую сущность (я все детство проносилась с мальчишками, сбивая коленки и лазая по заборам) и не заставляла наряжаться в платья с рюшками. Она всегда говорила, что каждый человек – индивидуальность, и всячески эту самобытность, растущую изнутри, во мне поддерживала. Как и не была против, когда я в 13-14 лет занялась борьбой (так что и сейчас со мной лучше не связываться!).

Я считаю, они очень правильно себя повели. Потому что если бы запрещали, это переросло бы в настоящую войну, и из протеста я бы могла наломать немало дров. Сейчас так происходит с моей знакомой, совсем молоденькой 17-летней девушкой, которой очень по душе мой стиль, но родители воспринимают это в штыки…

А вот брат младший совсем на меня не похож: он, скорее, эдакий мажорчик. Но мы нормально общаемся, никто никому свои взгляды не навязывает. Одна из бабушек тоже вполне спокойно к моему внешнему виду относится, а вот мамина мама постоянно на меня шипит: мол, не дело это, в таком виде ходить, и потому-то тебя, внучка, и замуж не берут!..

– Кстати, про замуж. Есть ли это в ваших планах на жизнь и в целом не мешает ли такой образ устройству личной жизни?

– Замуж я не собираюсь. Вообще. Это не для меня. Точно так же, как и дети. Это я четко для себя решила. Я хочу прожить эту жизнь "в полете", легко и беззаботно, не увязая в бытовых проблемах, отвечая только за себя и не обременяя себя лишней ответственностью. Это мое решение, и я себе не изменю.

Но просто жить с кем-то, без загса и прочих условностей – это вполне приемлемо. Я нравлюсь мужчинам, на меня обращают внимание, пытаются знакомиться, заигрывать, угощать в кафе и барах… Но меня привлекает только определенный тип парней – андрогины или транссексуалы. С одним из таких парней мы жили вместе. Я, конечно, в то время несколько откорректировала его стиль одежды, брови тоньше сделала, посоветовала отрастить волосы. Выглядел отпадно! А тут недавно встретила – все опять по-старому, как и не бывало…

И да, понятно, что встретить парней такого типа очень сложно. В городе, где я живу – вообще невозможно! Здесь я общаюсь буквально с несколькими людьми, а основная масса моих друзей и знакомых – это те, с кем я знакомлюсь в соцсетях и соответствующих сообществах в интернете. Часто езжу в Минск, Москву, Питер на тусовки и вечеринки определенного толка, посещаем там с друзьями клубы для геев и транссексуалов. Бывает очень весело. И в этой среде я чувствую себя своей, хоть я и гетеросексуалка. Поэтому и хочу со временем перебраться в Санкт-Петербург насовсем. Там у меня гораздо больше возможностей как-то реализовать себя.

Мне очень нравится общаться с трансами. По большей части это очень образованные, начитанные люди. И просто с ума сойти, сколько они всего делают для того, чтобы стать внешне такими, как им хочется и нравится! Лазерная эпиляция всего тела и лица, прием гормональных препаратов, пластические операции на груди и губах, удаления кадыка, спиливание нижней челюсти для корректировки овала лица… Сколько нужно самообладания, чтобы через все это пройти и знать, что до конца жизни на тебя будут показывать пальцем. Но выглядят потрясающе!

"Подруги" Алевтины 

– А как у вас сложилось с работой? Я так понимаю, по юридической стезе вы не пошли?

– Ха, ну где я, а где юристы?!.. Я работала поначалу парикмахером, потом мастером по наращиванию ногтей и визажистом, сейчас занимаюсь перманентным макияжем (татуажем) и пирсингом.

С работой, каким бы удивительным это кому-либо ни казалось, у меня проблем никогда не возникало. И такого, чтобы мне отказывали из-за внешности – тоже не случалось. Напротив, я работала и работаю исключительно в престижных салонах в центре города. Сейчас у меня есть свой отдельный кабинет и немало постоянных клиенток. Некоторым, кстати, по 50-60 лет, и их мой вид ничуть не смущает.

– Но на улице и в общественных местах вы все-таки неизменно привлекаете внимание. Не устаете от этого?

– Мне абсолютно все равно, что и кто обо мне думает. Я очень ровно к этому отношусь. Давно перестала обращать внимание. Да, люди оборачиваются, показывают пальцем, шепчутся, присвистывают, смеются целой компанией вслед… Было дело, не стесняясь, снимали на телефон. Бабушки периодически встречаются, которые при виде меня принимаются креститься, а дети, бывает, назовут Бабой-Ягой, а бывает, наоборот, говорят: "Мам, и я хочу такие синие волосы!" или "Мама, и мне купи такие туфли!"

– А где вы отыскиваете такие нетривиальные вещи, обувь и аксессуары? Уж наверняка не в барановичских магазинах или на рынке, где одевается большинство? И дорого ли обходится быть "не такой, как все"?

– Да, это точно, я уже и не помню, сколько лет назад покупала себе что-то из одежды в Барановичах – здесь абсолютно ничего нет! Разве что легинсы какие-нибудь на каждый день. Всю одежду и аксессуары я заказываю через интернет-магазины. В основном из Америки. Одна только краска для волос (которая действительно качественная и великолепно держится, в отличие от тоника, которым красятся "ради прикола" некоторые пэтэушницы) стоит порядка тридцати долларов, не говоря уже об одежде и обуви.

Недавно вот заказала необычные туфли моего любимого дизайнера Jeffrey Campbell из Калифорнии. Цена немаленькая – 300 у.е. Но я считаю: пусть у меня будет не так уж много вещей, но все они будут оригинальными и любимыми. А уж как их скомпоновать по-новому, я всегда придумаю.

– А соответствует ли ваш внешний облик внутреннему? Может быть, все эти шипы и черепа – всего лишь маска, защита от окружающего мира, а внутри вы белая, пушистая и ранимая?

– О, нет! У меня довольно жесткий, мужской характер. Я знаю себе цену. И кроме того, я безусловный лидер по натуре. И если меня по-настоящему задеть, могу повести себя довольно агрессивно. Но в целом я стараюсь никогда не опускаться до уровня хамского быдла, которого полно вокруг.

– А чем еще вы увлекаетесь, помимо работы и тусовок с трансами?

– Я очень много читаю. Наверное, это у меня от мамы (она, как я уже говорила, была учителем русского языка и литературы). Долгое время увлекалась книгами с уклоном в мистику, но в последнее время читаю в основном классику. Чехов, Толстой, Булгаков… В среднем книг пять в месяц получается.

Кроме того, меня очень привлекает художественная фотография. Особенно с тех пор как я познакомилась с барановичским фотографом Татьяной Глушаковой. У нее очень неординарный взгляд на вещи, и мы с ней очень во многом совпали. И несмотря на то, что некоторые из местных фотографов как-то даже побоялись за меня браться, с Татьяной у нас получаются весьма удачные и порой совсем уж безбашенные фотосессии, в том числе – ню.

С некоторых пор мне предлагают бесплатные съемки фотографы из Минска и из Москвы, но меня это пока не интересует настолько, чтобы специально куда-то ехать…

– Что вас больше всего раздражает в том, как выглядит большинство белорусских девушек? Что во внешнем виде вы для себя лично не приемлете?

– Меня отчаянно бесит гламур. Глупые блондинки с пухлыми губами раздражают неимоверно. Бантики, рюшечки, татуировки с котиками и рыбками – это же тихий ужас.

И еще очень расстраивает то, что большинство белорусских девушек совершенно ничего собой внешне не представляют. Они все до боли одинаковые. Словосочетание "яркая индивидуальность" у нас скоро абсолютно не к кому будет применять. И пускай многие расценивают то, как я выгляжу, – крайностью, но уж лучше быть фриком, чем серой массой. В этом я уверена.