Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Вдохновение


Дорогие читатели, в предпраздничные и праздничные дни мы предлагаем вам вспомнить лучшие материалы LADY в уходящем году. Приятного вам неспешного чтения.

Редко кому удается за свою жизнь узнать на собственном опыте тонкости более чем трех, ну пускай пяти профессий. А кое-кто от выпуска из университета и до пенсионного возраста дальше своей специальности и нос не сует. Но каждого из нас в глубине души одолевает интерес, какова чужая профессия изнутри: так ли сладка и сытна жизнь поваров, не слезятся ли глаза от постоянной скрупулезной работы у часовщиков и ювелиров, способны ли падать в обморок от испуга умудренные опытом хирурги и травматологи, и сколько же все-таки калорий в сутки позволяют себе модели?..

Наши читательницы рассказали о десяти книгах, в которых главные герои раскрывает тайны своего мастерства, жалуются на издержки профессии и иногда тот или иной род деятельности представляют с совершенно неожиданной и непривычной обывателю стороны.

Алессандро Барикко "Мистер Гвин"

фото

Профессия: писатель.

Людмила, 33: "Джаспер Гвин – известный писатель, решивший бросить свое занятие и найти настоящее призвание. До того он уже оставил другую профессию – в юности был настройщиком пианино. Но ни одно дело не принесло ему особого удовлетворения. И пусть все вокруг считают, что бывших писателей не бывает, Джасперу все равно. Он придумывает себе гипнотически прекрасную авантюру и начинает методично воплощать ее в жизнь. Только совместимы ли жизнь и литература?

Так, как пишет о профессиях Барикко, по-моему, не пишет больше никто. В одной этой тоненькой книжке кроме писателя фигурируют еще несколько фанатичных приверженцев своих… язык не поворачивается сказать "профессий", хочется сказать – жизненных предназначений. Литературный агент, риелтор, мастер-лампочник, хозяин книжного магазина, читавший все книги мира… Никто из них не выбирал профессию просто ради заработка, свое дело для них – миропонимание, своя вселенная, и, собственно, вся жизнь…

Можно только восхищаться, завороженно листая страницы, возвращаться, смакуя фразы и смыслы… И понимать, что нет ничего настолько невозможного, как об этом принято думать".

Любимые цитаты:

"Невероятно, как этот человек понял все, практически не задав ни единого вопроса. Наверное, тысячами глотать книги – не столь уж и бесполезное занятие".

"Так он понял, наконец, что оказался в положении, известном многим человеческим особям, но от этого не менее плачевном: то единственное, что заставляет их чувствовать себя живыми, медленно, но неизбежно убивает их. Родителей – дети, артистов – успех, слишком высокие горы – скалолазов. Писание книг – Джаспера Гвина".

"Джаспер Гвин говорил, что все мы – страницы какой-то книги, но книги, никогда никем не написанной".

Ирвин Ялом "Лжец на кушетке"

фото

Профессия: психотерапевт.

Илона, 29: "Я читала эту книгу, чтобы понять, как видят психологи и психотерапевты ситуацию со своей стороны. Где они берут силы, чтобы служить "жилеткой" для десятков людей каждую неделю. Чем они, собственно, вообще отличаются от "обычных" людей. Как справляются с теми же проблемами. И как их знания и опыт помогают им за стенами кабинета.

Книга ответила на мои вопросы – этот роман написал психотерапевт с большой практикой, и большинство героев – люди такой же профессии или смежных: психоаналитики, психиатры и прочие, как часто выражаются персонажи, "мозгоправы". Психотерапевты тоже бывают одиноки, и ничто человеческое, включая страхи и раздирающие душу сомнения, им не чуждо. Как же тогда они могут помочь? Ялом не устает в своих книгах цитировать Юнга: "Только больной врач может лечить по-настоящему".

Кстати, книга читается очень легко – как детективный роман, состоящий из множества психотерапевтических историй. Не все истории кончаются хорошо, ведь пациент может обыграть своего психотерапевта. Да-да. Терапевту всегда приходится иметь дело с сопротивлением своего пациента. Вылечится ли пациент? Или победит? Победа будет горькой, а поражение – радостным. И это только один из сотен парадоксов психотерапии.

Любимые цитаты:

"Прошлое – это те очки, сквозь которые вы смотрите на настоящее".

"Иногда судьба ставит нас в такие ситуации, где поступить правильно – значит ошибиться".

"Существует ли связь более интимная, чем между психоаналитиком и пациентом?"

Франц Шетцинг "Стая"

фото

Профессия: молекулярный биолог.

Екатерина, 24: "Роман "Стая" Франка Шетцинга начинается как океанологический детектив: что нападает на перуанских рыбаков? куда исчезли киты? и почему у глубоководного щетинкового червя такие мощные челюсти?

События начинают разворачиваться в Норвегии, и первые главы дышат скандинавской основательностью и трогательным в своей сдержанности научным юмором. Поначалу так и тянет заглядывать в биологические справочники, рассматривать изображения описываемых глубоководных существ. Это вообще первая прочитанная мной художественная книга, где главный герой – молекулярный биолог. Да и остальные герои тоже ученые, поэтому книга расскажет любознательному читателю и о геологии, и об океанологии, и об этологии, и о молекулярной биологии, и об искусственном интеллекте. Автор очень тщательно и подробно описывает проводимые научные исследования и то, как общаются между собой ученые из разных стран.

Постепенно история приобретает апокалиптический размах, а от описываемых событий захватывает дух… И вот уже на карте стоит судьба всего человечества, а читатель перемещается от берегов Гренландии к вулканическим Канарским островам, из Вашингтона в Ванкувер.

Этот захватывающий научно-фантастический триллер переносит то к жерлам глубоководных вулканов, то в глубины человеческих душ: и, надо сказать, автору блестяще удается и то, и другое.

Устами одного из героев сам автор характеризует происходящее в романе как "Птицы" в глубоководной версии". Люди так долго убивали море, а теперь представим, что будет, если море начнет убивать людей…"

Любимые цитаты:

"Несколько минут он разглядывал их розовые тела со щупальцеобразными отростками и белыми кустиками щетины. Потом покапал на червей раствором хлорида магния, чтобы релаксировать их. Есть разные варианты умерщвления червя. Самый распространенный – поместить его в алкоголь, в водку или в прозрачный аквавит. По мнению людей, такая смерть наступает под наркозом, то есть убийство не столь жестоко. Черви же на этот счет другого мнения, и смертельные судороги превращают их в напряженные комки, если их предварительно не расслабить. Для этого и служит хлорид магния. Мускулы червя расслабляются, и после этого с ним можно делать что угодно.

На всякий случай он одного из червей заморозил. Всегда пригодится иметь один экземпляр в резерве, если позднее понадобится делать генетический анализ или исследовать устойчивые изотопы. Второго червя он зафиксировал в алкоголе, потом выложил на рабочую поверхность и измерил. Червь оказался длиной семнадцать сантиметров. Потом он разрезал его вдоль и тихонько присвистнул:

– Ах, какие у мальчика зубки".

"Кто-то за пультом издал возглас омерзения. Люди так устроены, подумал Йохансон. Нам отвратительно все, что ползает и копошится, а ведь это совершенно нормальная картина. Мы бы к самим себе испытывали омерзение, если бы могли видеть, какие орды клещей шевелятся в наших порах, поедая жир кожных выделений, как миллионы крошечных паучков распространяются в наших матрацах, а миллиарды бактерий – у нас в кишечнике".

Алексей Моторов "Юные годы медбрата Паровозова"

фото

Профессия: медбрат.

Елена, 25: "Этот роман основан на реальном опыте врача, которому в юности довелось несколько лет поработать медбратом в одном из самых непростых отделений больницы – реанимационном. Опыт этот был настолько ярким и нетривиальным, что в итоге воспоминания доктора вылились в целую книгу. И, хочу я вам сказать, довольно занятную.

Вообще, мне кажется, именно о медиках написано столько книг, сколько не написано ни об одной другой профессии. Начиная "Записками юного врача" Булгакова и "О всех созданиях, больших и малых" Хэрриота, и заканчивая книгой "Акушер-ха!" Соломатиной или "Держите ножки крестиком" Цепова. Все книги по-своему интересны и самобытны, но я хочу остановиться именно на романе Алексея Моторова неспроста. Хороший язык, обилие событий, баек и правдивых историй, всесторонний показ внутренней жизни медицинского учреждения и околоврачебных кругов, истории пациентов и самих медиков – все это присутствует в полной мере и дает жирный плюс сему произведению. Но вдобавок ко всему этому меня подкупило еще и незаурядное чувство юмора автора, а также наличие сюжета, что обычно для подобного рода книг, являющихся сборниками разрозненных историй, нехарактерно…

А еще у Моторова даже между строк читается огромная любовь к своей профессии, несмотря на все ее изматывающие составляющие, ночные дежурства и прочие "прелести". А люди, которые занимаются делом, в которое влюблены, меня всегда восхищали и привлекали".

Любимые цитаты:

"…из институтского выпуска терапевтами в поликлинику идут всегда самые серые, самые тупые, ничем не интересующиеся".

"Пока переезжали, взяли и развелись. Так часто бывает, когда вроде жизнь меняется к лучшему, выясняется, что хорошо бы все оставалось как прежде".

"Такое впечатление, что самая необременительная, веселая и высокооплачиваемая работа – конечно же, у врачей. Понять, почему в медицинские институты всегда стабильно высокие конкурсы, не может никто".

Татьяна Навальная "Записки риелтора, или Нас всех испортил квартирный вопрос"

фото

Профессия: риелтор.

Анна, 24: "С редактором этой книги – Ириной Епифановой, которая пропустила через себя и выпустила в свет кучу прекрасных книг, я познакомилась, читая ее ЖЖ. А потом узнала, что одна из свежеотредактированных ею книг касается жилья. А квартирный вопрос у меня стоял тогда остро – пока искала квартиру, возненавидела всех риелторов и, как все, думала: "Берут мильёны ни за что, гады такие!"

Поэтому очень интересно было почитать, чем же таким они занимаются, эти загадочные риелторы? Очень круто, что книжка Татьяны Навальной описывает ее профессиональный путь с самого начала. Мы узнаем все из уст человека, оказавшегося в этом бизнесе внезапно, вдруг для самой себя, познававшего все тонкости взглядом человека "снаружи", сталкивавшегося с этим как клиент. И вместе с героиней мы идем по пути от новичка до профессионала, наблюдаем удачи и провалы, а параллельно промелькивают судьбы героев – такой многоэтажный дом с окошками, за каждым из которых – своя маленькая жизнь. Ну и практических советов там достаточно: для тех, кто занимается сейчас покупкой-продажей-обменом жилья, – чтение просто душеспасительное. Ведь в конце концов все будет хорошо, даже если треснул потолок или возник неучтенный наследник. В общем, чудная легкая книжка про жизнь вокруг нас – и еще про Питер, кстати. Любителям его двориков и квартир с видом на Мойку рекомендуется отдельно".

Любимые цитаты:

"В коммунaлке во всех окнaх зaнaвески рaзные. Кaк визитные кaрточки. Есть веселенькие, с цветочкaми и кокетливыми оборкaми. Есть полосaтые, кaк тюремный мaтрaс, и тaкие же грязные. Есть легкие, летящие нa ветру. Есть чопорные строгие портьеры, a есть и вовсе не зaнaвески, a выцветшие гaзетки, криво приколотые к рaмaм "ненaдолго", дa тaк и остaвшиеся в окне нaвсегдa. Сколько семей в квaртире, столько и рaзных визитных кaрточек".

"Я улыбaюсь и нaчинaю зaготовленную речь. Вот, мол, нaше aгентство зaнимaется рaсселением коммунaльных квaртир, у нaс огромный опыт (у aгентствa, естественно, о себе я блaгорaзумно умaлчивaю), мы рaботaем с серьезными инвесторaми, не хотите ли вы переехaть в отдельную квaртиру… – ну и в тaком духе минуты нa три.

Зaкончив речь, делaю пaузу и жду ответной реaкции. Мужчинa молчa смотрит нa меня немигaющим взглядом. Блеклые глaзa в бесцветных ресницaх. Кaжется, он не услышaл ни одного моего словa. Влaжнaя лысинa поблескивaет в свете тусклой лaмпочки, висящей под потолком в сaмодельном кургузом aбaжуре. Пaузa зaтягивaется.

Потом голосом тaким же безжизненным, кaк и взгляд, он с рaсстaновкой произносит:

– Кaкaя. Хорошенькaя. Сaмa. Пришлa."

Зa углом, внизу, бушует весенний Невский проспект".

 "Дядя Вaся, aлкоголик, зaнимaвший в стaлинке одну из комнaт, знaл Ольгу с детствa. Пропив все, он ухитрился, однaко, сохрaнить остaтки осторожности и отдaл Ольге документы нa свое жилье нa хрaнение. При этом он, будучи в трезвом состоянии, нaкрепко вбил себе в голову одну фрaзу: "У меня есть aгент". Всем мутным личностям, пытaвшимся обсуждaть с ним его квaртирный вопрос, щедро нaливaя один стaкaн зa другим, в сaмом невменяемом состоянии он сообщaл о нaличии у него aгентa. Через некоторое время личности остaвили его в покое. Ольгa стоялa нa стрaже его интересов".

Олег Дивов, Макс Рублев "Не прислоняться"

фото

Профессия: машинист метро.

Татьяна, 27: "Те, кто живет в столице, как правило, пользуются метро практически ежедневно и относятся к этой огромной подземной структуре как к чему-то привычному, обыденному и неспособному удивить. А уж работников метро мы и вовсе не замечаем, как будто это кто-то невидимый нажимает на кнопочки и дергает рычажки, чтобы все работало как часы и пассажиры всегда добирались до места назначения вовремя и целыми-невредимыми. Но есть свои тайны и у метро. И лучше, чем машинисты подземки, о них, думаю, рассказать не может никто.

Да, конечно, авторы этой книги – москвичи, а не минчане. Но, думаю, суть устройства метро и вещей, которые там происходят, неизменна хоть здесь, у нас, хоть в России, хоть в Лондоне. Хотя насчет последнего я, наверное, все-таки загнула…

Героям этой книги приходится ежедневно перевозить миллионы людей, доставать "тела" из-под вагонов, находить выход из множества внештатных ситуаций, а иногда просто ехать и молиться, чтобы смена закончилась без какого-нибудь ЧП".

Любимые цитаты:

"На станции пассажир судорожно стучит в кабину. Машинист открывает дверь. – Что случилось? – У вас… у вас там… наблевано! Машинист спокойно осматривает кабину. – У меня чисто. Это у вас наблевано".

"Очень часто жалуются, что составы останавливаются в тоннеле. И будут останавливаться! Линия в пик работает на пределе своих возможностей. И малейшая задержка чревата остановкой состава, идущего следом. А держат на каждой станции…

 – Ви-и-тя-я!!! Я де-е-ержу-у е-го-о-о!!!

 Вопль такой, словно медведя поймал.

 А Витя только билет покупает".

"Это метро, тут все так устроено, чтобы помешать его сотрудникам угробить пассажиров".

Фредерик Бегбедер "99 франков"

фото

Профессия: рекламщик.

Марина, 30: "Эта книга такова, что буквально каждую ее страницу можно растащить на цитаты. И боже, как проигрывает оригиналу экранизация!..

Тем, кто совсем по какой-то причине не в курсе, о чем книга, приведу цитату. Лучше, чем сам главный герой, о нем самом и его деле не скажешь:

"Я рекламист: да-да, это именно я загаживаю окружающую среду. Я – тот самый тип, что продает вам разное дерьмо. Тот, что заставляет вас мечтать о вещах, которых у вас никогда не будет. О вечно лазурных небесах, о неизменно соблазнительных красотках, об идеальном счастье, подкрашенном в PhotoShop'e. Зализанные картинки, модные мотивчики. Но когда вы, затянув пояса, соберете денежки и купите наконец машину – предел ваших мечтаний, она моими стараниями давным-давно выйдет из моды. Я ведь иду на три круга впереди вас и, уж будьте уверены, позабочусь о том, чтобы вы чувствовали себя облапошенными. Гламур – это праздник, который всегда с другими – не с тобой. Я приобщаю вас к наркотику под названием "новинка", а вся прелесть новинок состоит в том, что они очень недолго остаются таковыми. Ибо тут же возникает следующая новинка, которая обратит предыдущую в бросовое старье. Сделать так, чтобы у вас постоянно слюнки текли, – вот она, моя наивысшая цель. В моей профессии никто не желает вам счастья. Ведь счастливые люди – не потребляют".

Любимые цитаты:

"Все проходит и все продается. Человек – такой же товар, как и все остальное, и у каждого из нас есть свой срок годности".

"Люди не знают, чего хотят, до тех пор, пока им это не предложат".

"Каждая мелочь обретает ценность, когда главное утрачивает смысл".

Юлия Сысоева "Записки попадьи. Особенности жизни русского духовенства"

фото

Профессия: попадья.

Тамара, 38: "Я не уверена, что попадья – это профессия, но тем не менее, прочтя книгу, понимаешь, что у этих женщин ничуть не меньше работы и обязанностей, чем у их мужей-священников. И если о последних мы хоть что-то да знаем, то матушки, как правило, находятся в тени. И вот эту-то оплошность автор книги – Юлия Сысоева – решила исправить, рассказав широкому кругу читателей, что же собой представляют обычные будни духовенства. Какова эта жизнь со своей изнанки.

Бытовая подноготная церкви и людей, в ней обитающих, раскрыта довольно основательно. Из книги мы узнаем, кто, как и какими судьбами обычно становится священниками. Кого они берут за себя замуж, как воспитывают детей, с какими проблемами при этом сталкиваются. Из чего состоит традиционный рабочий день священники и его жены. Как решаются квартирные вопросы, вопросы имущества, алкоголя и курения. По каким причинам священнослужители могут лишиться сана, и многое другое…

Написано простым, доступным языком, читается легко и дает много пищи к размышлению. Рекомендую!"

Любимые цитаты:

"Почему если священник имеет машину, то это лучший повод перемыть ему кости? Многие священники, боясь пересудов и осуждения, сознательно не приобретают иномарки, довольствуясь продукцией нашего отечественного автопрома. В некоторых епархиях архиереи запрещают священникам приобретать иномарки, даже старые и потрепанные, дабы людей не соблазнять".

"Многие поповские дочки учатся в регентской школе только по благословению отцов, а не по призванию. Воспитываясь дома, они не имели возможности ходить в брюках, краситься и предаваться прочим мирским удовольствиям. Они с пеленок росли в вере и благочестии и, покинув родной дом, как голодные, с аппетитом начинают пробовать запретные плоды всего мирского. Того мирского, которого в их семьях всегда принято было чуждаться. Зачастую они не хотят повторять судьбу своих матерей, измотанных многодетностью и одиночеством при живых мужьях, и пытаются выбирать мужей, не имеющих отношения к церковному служению".

"...вспоминается забавный эпизод. Как-то на автобусной остановке к нам с супругом подошел мужик, деловито вытащил из кармана десятку и стал ходить вокруг, что-то разыскивая. Не найдя то, что искал, он, показывая нам десятку, спросил: "А куда кидать?" В ответ на наше удивление воскликнул: "Как, у вас должен быть ящик!"

Кетиль Бьёрнстад "Пианисты"

фото

Профессия: музыкант.

Ангелина, 24: "Если кто-то из вас хотя бы несколько лет учился в музыкальной школе, пускай без особой страсти, а так – для общего развития, тот знает, что существует в нашем мире мир параллельный – это мир музыкантов. Тех, кто в голове разбирает музыкальные фразы звучащей песни, вместо дисков с популярными мелодиями покупает себе пачки нотной бумаги и вместо того, чтобы ходить на дискотеки, просиживает по три-пять часов подряд за музыкальным инструментом. Занимается…

Книга Кетиля Бьёрнстада – о мире пианистов. О людях, которые словно с другой планеты. О тех, кто бредит конкурсами, освоением сложных произведений и приданием своей игре поразительной для слушателя глубины. О том, какие интриги плетутся в этом возвышенном, в общем-то, обществе, как много судеб загублено у тех, кто не сумел вовремя проявить себя или правильно распорядиться своими возможностями. О тех трудягах, одержимых музыкой, кому просто не повезло. И, конечно, о тех, кто таки сумел пробиться к олимпу славы и реализовать себя в прекрасном".

Любимые цитаты:

"Представители искусства, как раньше, так и теперь, берутся отовсюду: из глухой провинции, из многоквартирных домов, из промышленных городов и рыбацких поселков и, только очень редко, из преуспевающей среды. Наши лучшие живописцы, музыканты и писатели вышли из низшего класса. Об этом мне напомнила мама, когда мы с нею слушали в Опере одного тенора, который пел партию Рудольфа в "Богеме".

 – Он очень подходит для этой роли, – шепнула мне мама. – У него тоже нет ни кола ни двора".

"Вечно всем недовольные личности обладают необъяснимой властью, даже если они маленькие, слабые и трусливые".

"Самое важное – не быть равнодушным. Никогда. Даже когда ты просто занимаешься, ты должен играть так, словно каждая фраза, каждое туше – последнее в твоей жизни".

Антон Макаренко "Педагогическая поэма"

фото

Профессия: учитель.

Ксения, 32: "Имя Макаренко давным-давно уже стало нарицательным. Педагог от Бога, человек высоких нравственных идеалов, и вместе с тем, невероятно добрый, понимающий и умеющий создать и поддерживать дисциплину в коллективе. Способный повести за собой. Именно на его примере – этого человека, сумевшего стать авторитетом даже для беспризорников и научившего их по-другому смотреть на мир, – и должны учиться педагоги. И многие так и делают.

Книга, несмотря на советские, давно канувшие в прошлое реалии, все же читается на одном дыхании, многому учит, о многом заставляет задуматься. И теорию о воспитании из человека личности, о благотворном влиянии труда, которую Макаренко успешно проверял на практике, можно применять и сегодня. И не только в среде школьников, но и по отношению к нашим собственным детям".

Любимые цитаты:

"Сколько десятков веков живут люди на земле, и вечно у них беспорядок в любви! Ромео и Джульетта, Отелло и Дездемона, Онегин и Татьяна, Вера и Сильвестров. Когда это кончится? Когда наконец на сердца влюбленных будут поставлены манометры, амперметры, вольтметры и автоматические быстродействующие огнетушители? Когда уже не нужно будет стоять над ними и думать: повесится или не повесится?"

"Педагог должен знать свой предмет по-настоящему хорошо, и тогда его будут уважать и слушаться, даже если он резкий человек. Но каким бы вы добреньким ни были, хоть кормите их конфетами, если вы своего предмета не знаете – вас и в грош не будут ценить. Вы будете вечно объектом насмешек и издевательств. Вам будут готовить всякие подвохи и каверзы – и все из-за отсутствия уважения".

"Человек не может жить на свете, если у него нет впереди ничего радостного. Истинным стимулом человеческой жизни является завтрашняя радость".

А какие книги о профессиях добавили бы к этому списку вы?

Нужные услуги в нужный момент