Делай тело
Вкус жизни
Отношения
Стиль
Карьера
Звезды
Вдохновение
Еда
Анонсы

Леди Босс
Наши за границей
Моя жизнь
Мех дня
СуперМама
Советы адвоката

Тесты
Сонник
Гадание онлайн
реклама
реклама
реклама

Мудрость моей бабушки


/

Дорогие читатели, в праздничные дни мы предлагаем вам вспомнить лучшие материалы LADY за уходящий год. Приятного вам неспешного чтения.

Сколько себя помню, к бабушке всегда приходили поговорить. Бывшие коллеги, соседи, родственники... Ей и сейчас периодически звонит однокурсница, чтобы поделиться какими-то переживаниями или разгадать кроссворд по телефону. Правильно написал Андрей Дементьев: "Доброту не купишь на базаре, искренность у песни не займешь…".

Видимо, именно за добротой, искренностью и просто возможностью высказаться приходят люди к моей бабушке Эсфири Самуиловне.

– Приходят, чтобы их услышали. Мудрость заключается не в том, чтобы давать советы, а как раз наоборот – не давать их, но при этом быть рядом, если нужен, и не осуждать людей, невзирая на разногласия во взглядах, мнениях. Я нечасто сейчас езжу в общественном транспорте, но когда выезжаю, иногда слышу, как пожилые люди ругают молодое поколение. А если задуматься – они ругают в этот момент сами себя, ведь все начинается с семьи, примера родителей, с того, что каждый день видят дети.

"Картошку ели зеленую и только в мундире"

– Я родилась в 1937 году в Гомеле. Мы жили в комнате одноэтажного деревянного дома на Ветковской, который нам не принадлежал. Папа работал бухгалтером на кроватной фабрике, мама – в книжном магазине, сестра училась в школе, она была на 5 лет старше меня. Папа с работы обычно приходил поздно. Запомнилось мне, как я просила его со мной погулять на улице, если он приходил пораньше. Причем хотелось выйти в центр, пройтись по асфальтированным дорогам, где стояли не только деревянные низкоэтажные дома. И эти прогулки были самым приятным в то время.

А потом нас эвакуировали.

Что я могла запомнить из того времени? Мне ведь было всего 4 года. Уезжали мы без папы, он должен был эвакуировать завод. Запомнилось, как страшно было одной оставаться дома, как я опрокинула на себя горячий суп и получила сильный ожог. Это было в Сталинграде, меня тогда лечил военный врач. А след оставался еще во взрослой жизни.

Но след от ожога не сравнить со страхом, который был со мной всегда. Я была совсем маленькой девочкой, когда бомбили дома и поезда. И бесконечные разговоры о том, что может случиться, не могли пройти мимо.

Запомнилась мамина любимая ручная швейная машинка Zinger, которую папе удалось нам передать через несколько месяцев вместе с какими-то вещами, потому что мы буквально убегали ни с чем.

После Сталинграда нас эвакуировали в очень глухую татарскую деревню. Местные жители уже знали, что должны приехать евреи, и они думали, что мы выглядим по-другому, не так, как все остальные люди. Я все у мамы спрашивала потом, почему так.

В деревне мы не голодали, мама из кожи вон лезла, чтобы достать еду и прокормить нас. Конечно же, экономили на всем, денег ведь совершенно не было. Картошку ели зеленую и только в мундире. Очень-очень редко мама разрешала нам почистить ее тонко, чтобы отварить без кожуры.

"Мама не улыбалась шесть лет после смерти отца"

– На короткое время приехал к нам папа, через четыре месяца после того, как мы уехали из Гомеля. А потом его призвали, и больше мы отца не видели. Получили только извещение о смерти. Я хорошо запомнила, что с тех пор мама не улыбалась шесть лет. Впадать в депрессию она не могла, должна была заботиться о нас с сестрой, и она делала абсолютно все, но без тени улыбки...

Позже дальний родственник прислал нам вызов, и мы вернулись. Гомель был разрушен, восстанавливался медленно. А дом, в котором мы жили, сохранился. Но в нем располагалась военная часть, поэтому о жизни там и речи не шло. У маминой сестры была комната в кооперативном доме на Первомайской, там мы и поселились. В этом доме только один подъезд уцелел, в котором часть квартир была пригодна для жизни.

Естественно, никаких удобств не было, в одной комнате иногда жило несколько семей, на кухне жили люди. За водой надо было ходить на улицу, через дорогу. С семи лет я уже тоже носила воду, начинала шить, делать лапшу из муки.

Помню, я всегда была очень худенькая, и мама меня каждое лето отправляла в лагерь. Как я ненавидела лагеря!

"Идеал можно ждать всю жизнь…"

– Все соседи меня считали завидной невестой: я умела вкусно готовить, шила, вышивала, вязала, была начитанной, всегда помогала, если могла. Еще у меня были очень хорошие волосы. Две толстые длинные косы, на которые всегда все обращали внимание.

Когда я училась в школе, мне оказывали знаки внимания ребята, но я понимала, что не мои это люди, нет у нас общих интересов, разные взгляды на жизнь. При этом, когда теряла, невольно думала… а вдруг! Так всегда ведь.

В 10-м классе к нам в школу пришел парень, который собирался поступать в Московский авиационный институт. Наверное, месяца два зимой мы с ним ходили на каток и там общались. С ним было интересно и очень комфортно. Но я осознавала, что он уедет и вместе нам не быть. Он подарил мне маленькую фотографию на память и уехал. Такие же фотографии он дарил и другим девочкам, поэтому я просто наслаждалась общением на тот момент. Важно уметь быть счастливым в конкретный отрезок времени. Я стараюсь придерживаться этого правила и сейчас. И тогда я понимала, что, наверное, такого же душевного общения у меня больше не будет ни с кем, поэтому надо радоваться тому, что это вообще было…

А со своим будущим мужем меня познакомили, когда мне было 20. Сказать, что мне все нравилось в нем, я не могу. Так ведь таких людей нет, чтобы устраивало абсолютно все. Идеал можно ждать всю жизнь, но важнее умение видеть в человеке достоинства и стараться не замечать негативные качества. Будущий муж уже к тому времени отслужил, в нем был какой-то определенный шарм, он умел ухаживать. Несмотря на то, что у него фактически не было образования, только 9 классов школы, он отличался грамотностью, с ним было о чем говорить. Это не была безумная любовь, но я чувствовала привязанность, влюбленность, теплые чувства и понимание того, что мне нужна семья. Несколько месяцев мы встречались, потом поженились. Свадебного торжества не было, но мы и не хотели.

Стали жить у его родителей в доме. Нам выделили маленькую проходную холодную комнатку. К слову, это было очень хорошо – отдельная комната. Многие жили в одной комнате с другими. Так что жаловаться нам было не на что.

Но было другое время, сейчас я убеждена в том, что молодые должны жить отдельно, при этом стараясь поддерживать ровные, доброжелательные отношения с родственниками, ведь насолить при желании можно и на расстоянии, а при современном уровне развития техники достаточно одного звонка в скайп.

Через месяц после женитьбы я начала работать медсестрой в 3-м медобъединении.

А спустя десять месяцев у нас родилась первая дочка. Еще через три года – вторая. После родов тогда был отпуск 56 дней. Ни о каких трех годах декрета тогда никто и не думал. В два месяца малышей оставляли и бежали на работу. Мне повезло со свекровью – она мне помогла вырастить детей, сидела с ними, я ей очень признательна за это. Она всегда помогала мне и словом, и делом.

"В семейной жизни надо уметь считать даже не до 100, а до 1000"

– 37 лет я проработала медсестрой. Из них почти 17 лет подрабатывала санитаркой. Ночами вязала, шила. Перед работой бегала на базар, чтобы что-то купить и занести домой, после работы дрова колола. Муж у меня был рукастый, он умел очень многое делать, но любовь к шашкам, шахматам, домино и друзьям все же была сильнее желания мне помочь. Поэтому я и беременная колола дрова, носила ведра с водой. Не считала и не считаю это каким-то подвигом. Конечно, тогда меня это задевало, но глупо было устраивать какие-то разборки, это бы только ухудшило погоду в доме.

С детьми я не могла никуда уйти, я это совершенно четко понимала, поэтому всегда старалась, чтобы, несмотря на какие-то трудности, недопонимание, были хорошие отношения и крепкая семья. И я могу сказать, что было всякое: периоды, когда плакала в подушку, периоды хороших отношений, о которых когда-то мечталось.

В семье ведь важно умение договариваться и понимание, что напротив тебя может сидеть человек, который в данный момент не хочет тебя слушать и слышать. Не надо идти напролом и пытаться пробивать стену, надо иметь выдержку и уметь считать даже не до 100, а до 1000. Я не говорю, что следует все терпеть, но уметь выстраивать диалог надо.

Так или иначе, с мужем мы прожили 41 год (до его смерти), и я очень рада, что у нас с ним две порядочные образованные дочери, достойные внучка, внук и маленькая правнучка. Можно говорить много и долго, но это самое ценное, что есть у меня. И никакие материальные блага не могут сравниться с искренними улыбками родных. Они мне помогают понимать, что пожилой человек – еще не значит старый.

Значение семейных ценностей в принципе, как мне кажется, было большим во времена моей молодости, чем сейчас.

Только не надо думать, что в СССР не было постоянно гуляющих женщин или тех же малолетних беременных. Все было, но это не считалось нормальным. Я понимаю, что времена меняются, взгляды людей – тоже, и я никогда не осуждала и сейчас не осуждаю, например, девушек, которые верят каждому слову мужчин и в качестве подтверждения этого доверия ложатся на первом свидании в постель. Это выбор каждого, и это не должно выноситься на всенародное голосование. Но если меня спросят, считаю ли я в целом это нормальным, я отвечу – нет.

"Я точно не ностальгирую по Советскому Союзу!"

Я никогда не говорю что-то вроде "А вот пожили бы, как мы, узнали бы…". Не дай Бог! Дети должны жить лучше нас – и это не жертвенность, как многие считают, а здоровое желание нормальных родителей.

Не могу сказать, что сейчас жить просто, но это же не сравнимо с тем временем. Даже если взять только быт. Мне для того, чтобы постирать, надо было воду носить на третий этаж и потом обратно, потому что все удобства были во дворе, а сейчас – стиральная машина. Чтобы купить первый холодильник, мы с мужем копили деньги, а потом еще два отпуска компенсировали. Когда я в школу пошла, тетрадей не было, писали на газетах. А эти карточки на еду и промтовары до 1947 года… Я точно не ностальгирую по Советскому Союзу! Детей растить проще: никаких пеленок и бесконечных стирок, есть подгузники.

Сейчас тоже много проблем у молодых, но все же легче. И это хорошо. Пусть дальше будет лучше!

Самые интересные истории проекта "Мудрость моей бабушки" будут опубликованы в журнале "Счастливая и красивая"

фото