Еда
Делай тело
Отношения
Стиль
Вкус жизни
Карьера
Звезды
Вдохновение
Анонсы

Тесты
Гороскопы
Сонник
Гадание онлайн
Дневник веса
реклама
реклама
реклама
  • Леди Босс

    Леди Босс

    Участницы проекта предстали в потрясающих образах, доказав: женское лицо белорусского бизнеса очень красиво!

  • Наши за границей

    Наши за границей

    Если в гости к тебе не спешит даже мама, а разговаривать с кошкой стало невмоготу, самое время разместить у себя незнакомца.

  • Моя жизнь

    Моя жизнь

    Не самое обычное письмо и отличный психологический разбор.

  • Советы адвоката

    Советы адвоката

    Обсуждаем непростую ситуацию

  • Женские встречи

    Женские встречи

    21 апреля вы сможете узнать секреты успеха главных бизнес-леди нашей страны. Поспешите записаться на встречу, которая может навсегда изменить вашу жизнь!

  • Мудрость моей бабушки

    Мудрость моей бабушки

    Судьба, которая может стать достоянием нового поколения.

Все проекты

Мудрость моей бабушки


Дорогие читатели, в праздничные дни мы предлагаем вам вспомнить лучшие материалы LADY за уходящий год. Приятного вам неспешного чтения.

Сможем ли мы когда-нибудь понять предыдущее поколение? Вряд ли. А нужно ли нам знать, как и чем они жили, как справлялись с трудностями, как радовались и переживали? Определенно, да.

В новом проекте LADY.TUT.BY "Мудрость моей бабушки" мы будем рассказывать истории женщин, судьба которых заслуживает того, чтобы стать достоянием нового поколения.

История Аллы Григорьевны – это история обыкновенной женщины, которая всю жизнь добросовестно и честно работала, которая жила и живет ради своих горячо любимых детей и внуков, которая готова помогать даже чужим людям, просто потому что они в этом нуждаются. Она боится помешать, задеть или ранить, сказать лишнее, но, безумно стесняясь, соглашается поделиться своей "совершенно не интересной", по ее словам, историей жизни.

О детстве

– Я родилась 17 мая 1941 года. Через один месяц и пять дней началась война. Помню из детства, что окна в доме всегда были занавешены, потому что Минск обстреливали. Помню, как мама сидела и плакала, когда пришла похоронка на отца.

Отец погиб в Восточной Пруссии. Воевал он недалеко от Минска, получил ранение, и его положили в госпиталь. Моя мама была лаборантом-рентгенологом, во время войны она работала в поликлинике МВД.

Ей как-то помогли другие врачи, через окошко отца украли, и она привезла его домой, чтобы там самой выхаживать. Выходила до такой степени, что в 1944 году еще и брат мой родился. Когда отец поправился, решил добить немца и сам, добровольно, ушел на фронт. Он не дожил месяца до конца войны, погиб 19 марта 1945 года.

Когда мне было 11 лет, наш сосед познакомил маму с мужчиной, который после войны пришел, работал охранником. Еще родились у них две девочки. Ничего из детства я не помню, помню только, что все гуляли, а я этих девочек воспитывала, в садик водила и смотрела за ними. Мама спросила, помню, у меня, согласна ли я, чтобы она замуж вышла. А я ей ответила, как-то как старушка: "Тебе будет хорошо – и нам будет хорошо". Хорошо, нам, конечно, не было, отчим мой любил выпивать, достатка у нас никогда не было.

О мужчинах

– Я окончила училище и пришла на завод Вавилова, это было место, где я проработала всю жизнь. Я на сборке работала, оптиком-механиком, мы собирали самосъемы. Теперь такого нет, теперь фотографируют себя на фотоаппараты, как они называются, когда сами фотографируются? Селфи, вот, не люблю это слово.

А тогда делали такие аппараты, включаешь этот самосъем, отбежишь, а он тебя фотографирует. Тогда приносили утром эту работу и раздавали: тебе, тебе, тебе.

Там я познакомилась со своим мужем. Посадили меня как бы учиться у него. Он был какой-то такой неотесанный парень, манеры эти деревенские. И он прогнал меня, сказал, чего ты тут пришла (прогнал, чтобы самому больше работы было, ведь кто сколько сделает, тот столько и получит). Ну и пошла я, села в сторонке. Смотрел, смотрел он на меня, а потом пришел и сказал: "Иди ко мне сядь". Вот с этого все и началось.

Он жил рядом с заводом, а я возле аэропорта. Он меня через парк провожал. Потом перестал, я ездила сама. Ну а что, он после второй смены, уставший, поедет провожать меня?

Я не то чтобы была красивой, но миловидной. Я в городе родилась, и мама моя была образованной, техникум окончила, стихи писала, стенгазеты выпускала. Естественно, она была не то чтобы модная, но и не "зачуханная". И она как-то смотрела, чтобы и я одета была, пусть бедно одета, но современно для того времени, с "хустачкой" не ходила, как деревенские.

А он был парень простой, сам из деревни, учился здесь в вечерней школе. Очень симпатичный, даже красивый!

Его отец погиб на войне, и он жил с матерью. Он был очень способный, как люди говорили "рукастый". Я сначала не могла к этому слову привыкнуть, "рукастый" – это же вор считается, а имелось в виду способный, что руками все мог делать.

Пять лет мы с ним встречались. Так долго, потому что у него была одна мать и в армию его не забирали, а если б он женился, то забрали бы.

Мы в 1965 году поженились, свадьба комсомольская у нас была в заводской столовой. Муж очень не любил, когда я губы красила. Подкрадется сзади и рукой вот так по губам проведет. Да и глаза не разрешал, чтобы я красила. Может, боялся, что на меня обращали внимание. Собственник такой был.

А еще раньше что было: жили с мамой, отчимом и сестрами в бараке, и у соседей был родственник, парень молодой, Витька. Он был такой красивый, брюнет, такие парни нравятся мне! Но на меня не обращал внимания. И я с подружками бегала под окном и тайком подсматривали, как он, этот Витька, ест, что он там делает.

Потом этого Витьку забрали в армию. За то время, пока он там был, я уже пошла на работу, немножко повзрослела, округлела. И пришел Витька в отпуск, а я как раз собиралась на работу. Помню, мама мне юбку пошила из красивой плотной ткани и белую кофточку. Вид я уже другой имела, не такая тощая, завивку сделала.

И он меня встретил и пошел до остановки провожать на работу. Так завязалась наша дружба. Он мне начал писать письма. Но в это время я уже начала встречаться с будущим мужем. Тот был далеко, и я ему честно написала, что у меня есть парень и все такое, поэтому ты мне перестань писать.

Еще на заводе в цехе внизу работал парень, Генка. Может, я когда-то и жалела, что за него замуж не пошла. Он даже боялся за руку меня взять, тот Генка. Именно он провожал меня через парк после вторых смен. И этот Генка все мне говорил: "Ты меня не бросай, ты сама потом выберешь, с кем ты хочешь быть".

Он был такой степенный, воспитанный. Не выбрала я его, потому что у него были кривые ноги и он был не такой красивый, как мой муж.

О семейной жизни

Когда мы стали семьей, появились дети, я немножко так опустилась, прически не стала делать, следить за собой, одевалась просто... А муж, наоборот, возмужал, дорос до мастера, окончил курсы, стали обращать на него внимание. Так я еще больше стала его любить, когда поняла, что он нужен не только мне. Так тихо, молча, ничего не говорила, но меня это даже задевало, ревновала сильно. Истерик не устраивала, конечно, я была очень спокойная.

Как-то сестра его матери приехала и говорит: "Алла, ты как женщина ничего вроде, а вот наш Коля красивый". Вот так вот и слыло, что он красивый, а я абы что. Мне было обидно, меня это задевало. Но я вся была в семье. Я не принадлежала больше никому. Единственное, когда я видела, что муж так растет, я старалась подтянуться к нему. Ему предложили в партию вступить, стал он коммунистом. Потом мне предложили, я, чтобы от него не отстать, тоже вступила. А когда вступила в партию, меня тоже стали куда-то продвигать, и на работе, и выбирали заседателем выборы вести, я ведь тоже не дура была.

Мать мужа была человеком такого воспитания, что считала, будто только я должна смотреть семью – и постель мужу заселить, и обед приготовить, и за всеми постирать да за детьми посмотреть. Домработницей быть – не меньше. Я была под ее надзором всю жизнь.

Со свекровью мы не ругались. Она не то чтобы была "ругачая", она не кричала, но если ей что-то не нравилось, она начинала: "А божечки мой, как же с мужчиной такое "дазволила", ботинки не почистила!"

А я податливая была, скромная, спокойная, не перечила. Терпела, плакала, подругам жаловалась, но была покорная. Я и теперь ни с кем не могу ругаться. Слабохарактерная какая-то.

Я общительная очень, друзей у меня много. У меня была компания по работе, я общалась с теми, с кем в училище вместе училась. Случай был такой. Едем мы с работы, две подружки и я. Эти подружки знали, какая я домашняя и покорная. И вот они начали рассказывать: "Ой, у меня муж все делает". И вторая: "И у меня Володя и то, и то делает, помогает". А свекровь рядом стояла и слышала. Приехали домой, и она мне: "На что тебе такие подруги, они тебя абы чему научат".

Муж мой знал, какие у нас отношения со свекровью, но для него мама была всем. Однажды я не выдержала, когда Света (дочь) родилась, мне надоели эти упреки. Она говорила: "А матка твоя замуж вышла, детей нарожала, а вас с братом не доглядела". Так мне это надоело, так обидно стало, что я эту малую в охапку, на троллейбус и поехала к маме. Но там я тоже не нужна была. Скандалов не было, но там две сестры, брат, мама, отчим, и я пришла со Светой. Я видела, что я там лишняя. Прожила там месяц. За этот месяц мама и сестра его пришли, просили вернуться.

31 декабря пришел муж и сказал: "Если ты не вернешься, я пойду и брошусь под машину". И мама моя сказала: "Сама ты без отца росла, почему твоя дочка должна без отца расти? Он же не плохой, не пьяница, а на свекровь, которая так достает, не обращай внимания".

Я вернулась, он мне еще пообещал, что свекровь меня трогать не будет больше, мучить морально. Потерпела она три недели, а все равно характер есть характер. И опять началось: и то не так, и это не так. Тем не менее я прожила с ней 33 года.

О работе

– У меня такой характер, я не могу без работы. Я привыкла пахать, как лошадь тягловая. Я вставала в четыре часа утра. Готовила поесть дочке своей, под старость и свекрови нужно было приготовить. В четыре поднималась, в семь начинался рабочий день. Справлялась я как-то. Я и теперь справляюсь, если бы не авария, я бы и больше смогла.

63 года мне было, когда меня машина сбила. Я и теперь хожу дочке помогаю. И мне так хорошо, когда я могу пойти что-то сделать, где заштопать, зашить, залатать, я все могу, а телевизор этот не смотрю, только слушаю.

Для меня жизнь это работа. Я так рада, что я могу кому-то помочь. Ко мне сестра приходит, приносит продукты с рынка, а я ей и постираю, и посушу, и поглажу, все руками, стиральной машинки у меня нет. Мне обязательно нужно что-то руками делать, чтобы мозги мои были свободные.

Когда развалился Союз, мне не хватало до пенсии полгода. Нас всех поувольняли и отправили на биржу. Полгода я была на бирже, а потом не смогла сидеть без работы, снова пошла на тот же завод, только на промывку, промывать детали. Платили очень мало. Когда я с бензином этим поработала, у меня руки все пооблазили. Я подумала: ну я что, дурочка совершенная, за эти 70 тысяч инвалидом могу остаться. Нашла себе другую работу, а вернее, сразу четыре работы, уборщицей.

О детях

– Моего мужа мать держала в ежовых рукавицах, чтобы он блатным не стал, со шпаной не водился. И так это впитал мой муж, что считал, будто и сына, Диму, нельзя часто пускать на улицу к друзьям, потому что "его надо вырастить настоящим человеком". Приучал его к работе, давал ему лопаточку маленькую и говорил: "Накопай, Дима, ямок, а потом закопай". Так он приучал его к труду.

Мой муж был деревенским, и ему всегда хотелось иметь в деревне свой дом. Купили мы дом в Витебской области, а там была земля, которую нужно было обрабатывать. И Дима мой не знал ни друзей, ни знакомых, ни девочек. Мой сын мог и не пойти в армию. У моего мужа был блат, и ему кто-то предложил: мол, давай мы выкупим твоего Диму от армии. А Дима мой был своеобразным человеком. И ему это насилие какое-то семейное надоело, он пошел и попросился сам в армию, в десантные войска. И только за день он пришел к нам и сказал, что он уходит в армию. Для нас это был шок. Я была дома, на кухне, а он зашел, сказал: " Мама, я пришел попрощаться, ухожу в армию". Отец поднимался по лестнице, шел с работы, а он говорит чуть ли не с порога: "Папа, я в армию". Мы просили, Дима, хоть зайди, а он: "Я уже попрощался, я опаздываю".

Пока сын служил в армии, мой муж заболел, рак у него был, и умер. Дима пришел из армии и подумал, что ему нужно в институт поступить. Пошел сдавать экзамены, но не сдал какой-то один предмет. Я ему сказала: не теряй время, если ты хочешь получить высшее образование, я наберу себе работ, и иди платно учись. Я на четырех работах тогда работала, еще и пенсия у меня была к тому времени.

Дети у меня толковые. Дочка школу окончила с золотой медалью, работала учителем. Сын женился, у него двое деток маленьких. Раньше и я там жила, с сыном, но квартира проходная, я была им как обузой. Сама решила не мешать детям. Молодые должны быть одни. Мой сын так счастлив был, когда у него ребенок второй родился. И я так рада, что я тогда ушла от них и не стала мешать. Я считаю, каждый родитель должен жертвовать собой ради счастья детей. Пусть нам будет плохо, не так, зато им будет хорошо.

Но я своей жизнью довольна. Не потому, что я какой-то большой кусок счастья отхватила, а довольна тем, что вырастила, выучила людей. И мне не стыдно за них.

О молодежи, сексе и выборе спутника

– Молодежь сейчас такая умная. Для меня интернет, например, это как луна, а внучке пять лет, и она все знает, все понимает. Вы сейчас лучше живете. Все пытаются выучиться, платно или бесплатно, неважно, это же нужен ум, интеллект. А что мы, даже поговорить нормально не можем.

Раньше ведь все то плохое, что есть сейчас, тоже было, но скрыто. Теперь открыто, и может, даже так лучше. Девушки с парнями живут вместе, и это нормально, а раньше было стыдно.

Я пример приведу. Когда мы жили в бараке, там жила семья рядом, у женщины было трое детей, сын был Володя. К его сестре приходила в гости подруга. И так случилось, что та подруга забеременела от этого Володьки. Он на ней жениться не захотел, а она взяла и отравилась. Я считаю, что теперь она бы не отравилась, она бы родила. А тогда это было настолько осуждаемо. За что человек ушел из жизни? Разве это стыд был? Ну они полюбили друг друга, ну так получилось. Ну и что, что он на ней не женился.

А теперь это не стыдно, и это даже лучше. Вот сошлись двое, пусть они даже спят, они пытаются понять, подходят ли они друг другу по характеру, по сексу там этому. Эти гражданские браки, я их нисколько не осуждаю. Но к изменам я плохо отношусь, для меня это распущенность. Я своего мужа любила, не знаю, как он. Я до него ни с кем не жила, и после него. Хотя после смерти мужа я была такая хозяйственная, что дважды могла выйти замуж. Но я не представляла с собой другого мужчину, такая у меня любовь была. Теперь у меня такая любовь к детям, внукам, какая-то неземная. Нужно пускаться в большую жизнь с человеком, которого любишь. Если ты человека любишь, ты никогда ему изменять не будешь, а измена это предательство.

Многие сейчас не могут найти себе спутника. Любая могла бы встретить простого парня, слесаря там, строителя. Но хотят же, чтобы с образованием был, бизнесменом. Наверное, большие требования у людей. Надо снизить эти требования, не смотреть ни на профессию, ни на достаток, нужно смотреть в душу человека, а потом это все придет. И не надо обращать внимания на красоту. Вот я выбрала себе красивого мужа, но я знаю, что больше любви и внимания ко мне было бы у того Генки кривоногого. Он бы боялся обидеть словом, он бы никогда не допустил, чтобы так мать командовала, он бы и сам постель себе застлал, и сапоги почистил, и позаботился бы обо мне.